Испания

Европа начнет защищать русских на Украине?

На саммите Украина-ЕС, который состоится 12 октября, будет поднят вопрос русского языка, заверил глава европейской дипломатии Жозеп Боррель.

«Я буду на Украине, на совете Украина-ЕС, мы будем говорить о безопасности и обороне. Есть жалобы со стороны России на отношение к русскому языку на Украине, со стороны Украины на отношение к украинскому языку в России», – заявил Боррель на Новом экономическом форуме в Мадриде.

Вот это новость! Проснулись? Внезапно заметили притеснение русского языка на Украине? Они и на притеснение венгерского языка, одного из языков ЕС, как-то глаза закрывали, а тут вдруг про русский заговорили

Или это просто заявление, за которым ничего не стоит? Реверанс в сторону Москвы?

– Формулировки заголовков российских СМИ зачастую выдают желаемое за действительное, – считает председатель Союза политэмигрантов и политзаключенных Украины Лариса Шеслер.

– Если мы прочитаем всю новость, то увидим, что он сказал: «Есть жалобы со стороны России на отношение к русскому языку в Украине, со стороны Украины на отношение к украинскому языку в России». Т.е. совершенно очевидно, что Боррель ставит на одну доску положение русского языка на Украине и украинского в России.

Это дает возможность увязать проблему дискриминации русских на Украине с проблемой явно надуманной.

«СП»: – И что, по-вашему, они там обсудят? Озабоченность выразят? Или даже на это не стоит рассчитывать?

– С точки зрения европейского права лишение возможности для национального меньшинства получать образование на родном языке – вопиющее нарушение. Украина подписала и ратифицировала еще в 2007 году Европейскую Хартию о региональных языках и языках национальных меньшинств, которая гарантирует право получения образования и развитие языков, но с тех пор ситуация с дискриминацией по языковому признаку только ухудшилась.

Однако, если учесть полное равнодушие к ситуации с русским языком в странах Балтии, не стоит рассчитывать на реальные шаги и осуждение украинских законов, полностью изгнавших русский язык из общественной сферы.

«СП»: – Есть ли вообще у Брюсселя инструменты давления на Украину?

– Безусловно, Украина зависима от западных стран, потому при желании можно было бы найти рычаги для воздействия на Украину со стороны Евросоюза. Сам факт, например, осуждения в Европарламенте вопроса нарушения Украиной подписанной и ратифицированной Хартии о региональных языках, мог бы стать серьезным сигналом для украинской власти. Однако этого никогда не произойдет.

Украина рассматривается Европой, как инструмент в борьбе с Россией, и поэтому намерения и высказывания Борреля носят имитационный характер.

«СП»: – ЕС вообще есть дело до положения русского языка на Украине?

– Если уж в конфликте Венгрии и Украины по поводу закона об образовании, Евросоюз фактически занял сторону Украины, а не члена ЕС Венгрии, что можно говорить о защите прав русскоязычных на Украине со стороны Евросоюза?

Венецианская комиссия выдала определенные рекомендации по поводу дискриминирующего нацменьшинства Закона об образовании Украины, и украинская власть несколько смягчила его, но только относительно «языков стран Евросоюза», т.е. только относительно венгерского и румынского языков.

Евросоюз такая ситуация устроила, а вот Венгрия все же осталась категорически не согласна даже с более мягкой версией.

«СП»: – Кстати, венгры своих защищают активно и без помощи Брюсселя. А как в ЕС к этому относятся?

– Да, действительно, венгры продолжают активно выступать даже против заметно смягченного для языков Евросоюза Закона Украина об образовании. Они продолжают блокировать все инициативы Украины по интеграции в Евросоюз и НАТО, вполне обоснованно считая украинские законы дискриминационными.

В украинских СМИ антивенгерская риторика почти сравнялась с антироссийской, СБУ возбуждает дела против венгерских активистов в Ужгороде, венгры получают письменные угрозы от украинских радикалов, и это в очередной раз вызывает бурную и обоснованную реакцию венгерских властей.

Однако в своих действиях венгры остаются практически одиноки, и Евросоюз занял нейтральную позицию, ссылаясь на беззубые заключения Венецианской комиссии Совета Европы.

«СП»: – А как отнесутся, если начнет защищать Россия? И начнет ли?

– Евросоюзу не о чем беспокоиться. К сожалению, Россия не может использовать гуманитарные рычаги, поскольку таковых не существует, а экономические рычаги, вполне действенные, Москва применять не желает.

Так Россия продолжала поставлять недостающую электроэнергию по заявкам Украины весной 2021 года, когда энергетическая система Украины находилась в отчаянном положении. Хотя было бы очень логичным выставить какие-то ответные требования в области гуманитарного права. Таких точек воздействия на Украину остается немало, однако российская власть продолжает игру в благородство, даже в ущерб своим интересам.

– Европейские структуры и международные правозащитные организации периодически обращают внимание на языковую политику украинского государства, но не ставят на этой теме акцент при общении с официальным Киевом, – отмечает политический аналитик Фонда развития институтов гражданского общества «Народная Дипломатия» Евгений Валяев.

– В 2019 году Венецианская комиссия при Совете Европы рекомендовала Украине пересмотреть свою языковую политику, чтобы избежать межэтнической напряженности. Украинские власти проводят политику насильственной дерусификации граждан, на русский язык оказывают административное давление, нарушая хрупкое языковое равновесие.

Русский язык намеренно делают политическим фактором, борьбу с которым Киев ставит в один ряд со своими другими антироссийскими шагами. Минимум тридцать пять процентов украинских граждан считает русский язык своим родным, а используют в быту его еще больше людей.

Киев после 2014 года не видит разницы между своими русскоязычными гражданами и российскими агентами влияния. Такой подход создает дискриминационные условия для русскоязычных украинцев. Вопрос языка продолжает раскалывать украинское общество, русский стараются сделать языком граждан второго сорта.

С 1 сентября 2020 года на Украине законом «О полном общем среднем образовании» ликвидировали русскоязычные школы. Очередная дискриминационная языковая норма начала действовать с начала 2021 года, еще сильнее ограничив использование русского языка – украинский бизнес должен обслуживать потребителей и предоставлять информацию исключительно на украинском языке.

Этот языковой дискриминационный закон был принят при Петре Порошенко, но Владимир Зеленский не сделал ничего, чтобы остановить его введение, поэтому именно на действующем президенте лежит ответственность за усиление дискриминации.

Насильственная украинизация, по мнению украинских политиков, должна якобы привести к национальному единству. Украинская элита мечтает о том, чтобы украинцы не имели никаких связей с Россией. Европейским инстанциям и международным правозащитным организациям стоит обращать больше внимания на этот вопрос, нужно оказывать давление на украинские власти по языковому вопросу – нужно призывать Киев к пересмотру закона об обеспечении функционирования украинского языка как государственного и обязать защищать языки национальных меньшинств.

«СП»: — При этом за венгров Европа тоже не вступается. Каждый сам за себя?

– Не существует единого подхода по языковой политике, который был бы принят в Европе, чтобы показать Киеву, как следует поступать. Каждая страна выстраивает свою политику в этом вопросе, стремясь к языковому балансу и соблюдению прав языковых групп.

Нынешний Киев не использует принятые в Европе подходы и принципы при выстраивании сбалансированной языковой политики. В частности, нельзя прописывать такие серьезные санкции, следующие за нарушение пунктов языкового закона. На Украине созданы условия, когда санкции за нарушение языкового закона могут быть использованы против политиков и общественных деятелей, говорящих на русском языке.

Пока украинские элиты будут видеть в русском языке проявление российской «мягкой силы» и не будут считать русский язык одним из языков современной Украины, проблемы будут продолжаться. Киев своим давлением создает условия, при которых русский язык всё больше стремится к статусу «протестного языка». Киеву было бы выгодно деполитизировать этот вопрос, перестав бороться с русским языком.

«СП»: — А Россия имеет какие-нибудь рычаги воздействия на ситуацию?

– Москва не может влиять на политику дерусификации, проводимую Киевом, так как между странами нет диалога. России было бы выгодно восстановить дипломатические и межкультурные отношения с Украиной. На политику языковой закрытости Украины России нужно ответить политикой открытости по отношению к украинским гражданам – нужно больше гуманитарных программ, программ обучения украинской молодежи в российских вузах, нужно упростить получение украинскими гражданами российского гражданства. Россия должна поддерживать стремление жителей Украины изучать русский язык и пользоваться им в быту.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Top.Mail.Ru