Алжир

Американский союзник защитит север Африки от «Искандеров»

Министр обороны Израиля Бени Ганц совершил первый официальный визит в Марокко — одно из четырёх государств, заключивших Авраамовы соглашения. Двухдневная поездка главы военного ведомства закончилась подписанием важного меморандума в оборонной сфере, которое закладывает основу для масштабных оружейных контрактов. В еврейском государстве считают, что королевство интересуется продвинутой боевой техникой неспроста: к этому его подталкивают тесные оборонные связи с Россией его основного регионального противника — Алжира.

Меморандум о военном сотрудничестве Ганц подписал со своим марокканским коллегой Абдель-Латифом Луди. Это первый документ того рода, который еврейское государство заключает с арабской страной. По словам израильского министра, договорённости обеспечивают прочную базу для формализации оборонных отношений и закладывают основу для будущего взаимодействия. В тексте, конечно, не упоминаются конкретные контракты, однако пункты сделки дают израильтянам зелёный свет на деловые контакты с Рабатом.

Документ, следует из высказываний Ганца, кроме того, обеспечивает для министерств обороны двух стран возможность «расширить сотрудничество в сферах разведки, промышленности, военной подготовки и многого другого».

Соглашение является значительным шагом в углублении отношений Израиля и Марокко, — отметили в Израиле по итогам подписания.

После заключения договорённостей Ганц провёл беседу с генеральным инспектором ВС Марокко генерал-лейтенантом Бельхиром аль-Фаруком. Стороны сошлись в том, что первый открытый визит главы израильского военного ведомства «является хорошим предзнаменованием» для развития контактов в сфере обмена опытом, в частности, в области подготовки, укрепления потенциала и передачи технологий.

Разборки на границе

Поддержка Израиля особенно важна для Марокко в условиях спорадических военных обострений с соседним Алжиром. Но вряд ли она способна дать гарантию против регулярных военных столкновений. Ситуация на границе двух африканских государств сдетонировала в этом месяце после обстрела, которому подверглись грузовики, следовавшие по маршруту из мавританского Нуакшота в алжирский Уаргла. Трое алжирцев погибли в результате атаки, ответственность за которую почти сразу была возложена на «марокканские оккупационные силы в Западной Сахаре». Это дало повод для очередного обмена обвинениями.

Но это только эпизод в бесконечной истории противостояния двух стран. В конце лета алжирская сторона уведомила соседа о разрыве дипломатических отношений по причине «непрерывных враждебных действий». В частности, в адрес Рабата прозвучали обвинения в оказании помощи двум военизированным группировкам, избравшим своей мишенью алжирскую территорию. Это Движение за автономию Кабилии (ДАК) и движение «Рашад». Марокканская сторона, в свою очередь, традиционно считает Алжир ответственным за поддержку Фронта Полисарио — боевой организации, которая выступает за самоопределение Западной Сахары.

Споры отразились на энергетических маршрутах. Так, Алжир в этом году проинформировал о заморозке контракта на поставки газа в Испанию по трубопроводу Магриб — Европа, инфраструктура которого частично связана с марокканской территорией. Это было очевидным актом возмездия: Рабат получал примерно 10% голубого топлива в качестве компенсации. Конечно, испанской стороне алжирцы пообещали восполнить недостаток за счёт Medgaz — небольшого подводного трубопровода, однако африканские разборки мгновенно спровоцировали споры о скором дефиците и скачке цен на энергоносители.

Российское оружие как фактор

Неразрешённые территориальные споры, длящиеся между соседями целые десятилетия, дают иностранным производителям оборонной продукции большие возможности. Визит Ганца предваряли сообщения о закупке марокканской стороной израильской системы Skylock Dome по идентификации и уничтожению беспилотных летательных аппаратов (БПЛА). Средство наблюдения, которое обеспечивает 360-градусную защиту от дронов вокруг места развёртывания, было приобретено у Skylock Systems для защиты воздушного пространства, армейских позиций и просто стратегических объектов, отмечали местные издания. Помимо этого, сообщалось об интересе королевства к приобретению средств ПРО «Железный купол».

Принципиально другая ситуация с Алжиром, который закупает главным образом российскую продукцию. С момента заключения в 2001 году декларации о стратегическом партнёрстве эта североафриканская страна стала для Москвы одним из ключевых импортёров вооружения. По данным Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), с 2010 по 2020 год Алжир стабильно находился в тройке главных его покупателей. В 2017 году он получил свыше 300 единиц боевых машин поддержки танков БМПТ-72 «Терминатор» и выступил вторым по счёту зарубежным заказчиком российских оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер-Э». Неслучайно посол РФ в Алжире Игорь Беляев отмечал, что «военное и военно-техническое сотрудничество является основой двусторонних отношений» с этой африканской страной.

В связи с этим, комментируя визит Ганца в Марокко, израильский обозреватель Янив Кубович открыто заметил, что одна из причин, по которой королевство широко рекламировало и освещало эту поездку и её результаты, заключается в конфликтных отношениях с соседом. Алжир, как обращает внимание Кубович, «пользуется поддержкой России, которая поставляет ему современное вооружение и системы, которые могут представлять угрозу для Марокко». И это толкает Рабат на меры противодействия.

Главное, чтобы стороны не попытались испытать импортную продукцию в ходе реальных боевых действий.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Top.Mail.Ru